Делать опирацию, или есть другой выход?

Надо делать операцию

Делать опирацию, или есть другой выход?

Иногда врач предоставляет пациенту самому решать: «Вы будете оперироваться или пока понаблюдаемся, полечимся пилюлями?».

Таким образом, на несчастного больного взваливают груз решения, от которого зависит его ближайшая жизнь. С одной стороны — если есть выбор, значит, еще не все потеряно.

Но иногда выжидательная консервативная тактика может привести к таким изменениям, когда ни одна операция уже не поможет.

Не упустить момент

Если доктор предоставляет выбор, то больной чаще выберет консервативное лечение, потому что «операция — это страшно». Но что страшнее в итоге — это еще вопрос.

Характерный пример — кровотечение из язвы двенадцатиперстной кишки. Хирург предлагает пациенту оперативно ушить язву, вместе с кровоточащим сосудом. Больной спрашивает: «Доктор, а без операции нельзя остановить?».

Ну что же, доктор честно отвечает, что можно. Действительно, подобные кровотечения во многих случаях лечатся консервативно, особенно если клиника хорошо оснащена эндоскопическим оборудованием.

И здесь у нас первая проблема: если в клинике дорогая техника отсутствует (а в большинстве районных больниц так и есть), то эндоскопист максимум найдет язву и зарегистрирует кровотечение. Всё, на этом его функция закончена.

Такая диагностика, сами понимаете, несовершенна: можно упустить из виду серьезные факторы, способные повлиять на решение о выборе тактики лечения.

Но допустим, оборудование не подвело, диагноз правильный и больного поместили в реанимационное отделение для проведения кровоостанавливающей терапии.

Опять же чаще всего такая терапия приводит к успеху и вопрос об оперативном вмешательстве не возникнет. Но иногда, несмотря на лечение, язва продолжает кровить, чуть-чуть, но постоянно.

При таком непрерывном кровоистечении происходят изменения в свертывающей системе крови, которая постепенно исчерпывает свой потенциал.

И тогда дальнейшая консервативная выжидательная терапия может привести к тому, что кровь вообще перестанет сворачиваться. Я видел кровотечения, когда пациент блюет полным ртом чистой, алой крови, за считанные минуты наполняя тазик. При таком кровотечении даже операция может оказаться бессильной, поскольку кровить будет из любых новых (операционных) ран.

На самом деле шанс остановки кровотечения, пока оно не стало массивным, достаточно высок. Но как предугадать — остановится или хлынет водопадом и в какой момент решаться уже оперировать? Можно брать дополнительные анализы, можно восполнять свертываемость введением свежезамороженной плазмы, но гарантий не даст никто.

Разобраться со страхами

Казалось бы, раз медикаментозное лечение ненадежно, значит, точно лучше оперироваться? Увы, риск, операционных осложнений никто не отменял, и об этом так же честно сообщают больному. При этом хорошо еще, если в больнице работает хирург которому не страшно доверить свое тело, а если он молод и неопытен?

Но риск неудачного вмешательства и осложнений — не единственное, что пугает пациентов. Например, распространенный страх — проснуться во время операции. Возможно ли такое? К сожалению, возможно. Однако сейчас каждая больница оснащена мониторами, контролирующими давление, пульс, ЭКГ, а некоторые даже мониторируют потенциалы с головного мозга, поэтому риск сведен к минимуму.

Другой страх — не проснуться. Да, так тоже бывает. Однако медицина не стоит на месте. Анестетики стали менее аллергенными и менее вредными для сердца.

Мониторы в постоянном режиме регистрируют все изменения в организме, и любые отклонения от нормы отзываются звонком.

А дыхательные аппараты теперь настолько умны, что сами подстраиваются под необходимые к данному конкретному пациенту требования.

И я уважаю тех опытных хирургов, которые подойдут к пациенту и скажут: «Знаешь, Вася, давай не будем тянуть кота за хвост — нужно оперироваться». Сказал, как отрезал, и Василию остается лишь согласиться.

С другой стороны, бывает так, что болезни сердца, легких резко усложняют задачу оперативного вмешательства. Вроде нужно резать — но перенесет ли? Тогда чаще больного не трогают и до последнего лечат консервативно.

А вообще, от пациента зависит больше, чем кажется на первый взгляд. Мы, реаниматологи, давно заметили, что если больной сильно желает жить, карабкается, хватается за любую возможность — он выживет! А если больной смирился, то в подавляющем большинстве случаев он загнется, и никакие усилия медиков не помогут.

И решиться уже на операцию

Не так давно я сам встал перед выбором.

В легком нашли образование, маленькое, округлое, с четкими краями. Опытный хирург посмотрел компьютерную томограмму и выдал мне — дрожащему:
— Ну что коллега, точно я не могу сейчас сказать, что там, ты это понимаешь и сам.

Самые точные диагнозы ставят патологоанатомы, а я лишь скажу, что это, скорее всего, такая-то болезнь.

Но, — выдохнул он, зажмурившись от сигаретного дыма, — но мы можем убрать это дело, а можем и понаблюдать: будет рост — будем оперировать, не будет роста — не будем. Живи дальше — наблюдайся. Мое состояние нетрудно представить…

И как вы думаете — что я в итоге ответил? — Доктор, только резать, уберите с меня эту хрень, не хочу я сидеть на пороховой бочке!

— Вот это правильно, — одобрил он, — сдавай анализы, потом пробежимся по кабинетам, потом под нож.

Вот так, только операция, только хардкор! Убрали с меня эту гадость, не буду писать какую, полгода потом химию принимал. Да, было тяжело, да, была слабость и депрессия. Но меня поддержали родные, и я сейчас живу и радуюсь жизни! Об операции мне напоминают только шрам и танталовые швы в легочной ткани на рентгенограмме. И я считаю, что сделал правильный выбор.

И меня удивляют люди, которым операция жизненно необходима, но они отказываются. Почему? При этом они занимают койки в стационаре в надежде непонятно на что.

Однажды поступил больной, еле живой от недоедания, из-за того, что у него не проходила пища в пищеводе, потому как ранее он сдуру выпил уксусную эссенцию и в результате спаечный процесс захватил весь пищевод.

Когда стало сложно проглатывать твердую пищу, ему предложили бужирование (расширение пищевода металлической оливой, которая насильно проходит по трубке) — отказался. Подождали.

Стала проходить только яичная смесь и вода.

Предложили сделать дырку в животе и наложить гастростому, чтобы питаться через нее, — отказался. Что остается делать врачу? Кормить через вену. Но это очень дорого и тяжело для самого организма. Лучшего питания, чем нормальный борщ с мясом, еще не придумали.

Желудочно-кишечный тракт — идеальный механизм по отбору всех необходимых питательных веществ, никакая внутривенная кормежка его не заменит. Поэтому хочешь жить — нужна операция. Но он отказывается, однако и умирать не хочет. А насильно мы заставить не можем…

Поймите, когда нет выбора — надо оперироваться. Если операция может принести облегчение, чего же вы ждете? Есть возможность убрать проблему — убирайте, есть возможность отрезать и натянуть проблему куда надо — натягивайте, есть возможность жить — живите! Остается только выбрать хирурга.

Владимир Шпинев

Фото thinkstockphotos.com

Источник: https://apteka.ru/info/articles/avtorskie-kolonki/nado-rezat/

Сколько отходят от общего наркоза

Делать опирацию, или есть другой выход?

Любой человек боится не столько самой операции, сколько наркоза.

При всех его видах наступает искусственно вызванное обратимое состояние торможения ЦНС – центральной нервной системы, наступает сон, обезболивание, мышечное расслабление, угнетаются некоторые рефлексы.

Часто спрашивают: «Доктор, а я проснусь? А как я себя буду чувствовать?»

Сколько времени потребуется и как отходят от общего наркоза, какие ощущения испытывают — всё очень индивидуально. Это напрямую зависит от исходного состояния больного: его возраста, веса, пола, сопутствующих заболеваний. Особое внимание стоит обратить и на то, на каком органе оперируют:

  • Полостная в животе: на желудке, кишечнике, аппендицит и пр.;
  • Грудная — то есть торакальная хирургия, на легких, пищеводе, трахее;
  • Операции на сердце;
  • Нейрохирургическая;
  • Ожоговая травма;
  • Политравма с повреждением внутренних органов и опорно-двигательного аппарата.

Также напрямую влияет:

  • Продолжительность операции и её сложность;
  • Квалификация анестезиолога;
  • Какие препараты используются.

Сколько человек отходит от общего наркоза после плановой операции на органах брюшной полости? Если она продолжается не более одного или полутора часов, (это как правило) предварительный диагноз был установлен перед операцией и во время неё подтвердился, то обычно больной просыпается, а точнее анестезиолог его будит уже на операционном столе. Если все нормально, восстановились рефлексы, дыхание адекватное, достаточное, больной пришел в сознание, осознанно отвечает на вопросы, ориентирован в месте и во времени, то пациента переводят в обычную палату под наблюдение медсестры и лечащего врача.

Восстановление организма после наркоза

После пробуждения ещё на операционном столе пациент сонлив, несколько заторможен, хотя в контакте с врачом. Когда его переводят в палату, у больного продолжается, так называемый, посленаркозный сон. Как долго он длится? У всех продолжительность сна разная: обычно 1-2 часа, но иногда до полного пробуждения проходит часов 6.

Сколько человек отходит от общего наркоза? Полностью это происходит обычно через 6-12 часов. Как правило, это пациенты без сопутствующей патологии, нормального телосложения.

Пациенты с избыточным весом, проще говоря с ожирением, а также с алкогольным анамнезом, употребляющие наркотики, эмоционально неуравновешенные, с нарушением функций печени и почек, пожилые люди после наркоза восстанавливаются чуть дольше — в течение двух суток.

Но, опять же, всё индивидуально, и каждый конкретный случай может отличаться, поскольку все мы с вами разные.

Смешной и грустный факт: Выход из общего наркоза после операции можно сравнить со знакомым многим состоянием алкогольного опьянения! Выпили одинаково, при этом один «дурак – дураком», а другой быстро трезвеет и «как огурец».

Как отходят от наркоза?

В ранний период пробуждения пациент ощущает:

  • Боль в области послеоперационной раны. Обычно она ощущается через 5-6 часов после окончания операции. Это хорошо и нормально, значит живой.
  • Боль в горле. Это не смертельно и тоже абсолютно нормально. Всё проходит без лечения за 1-2 дня! Нечасто, но бывает раздражение интубационной трубкой, связано с трудностями интубации трахеи или несоответствия размера интубационной трубки (для женщин это №7-8, для мужчин № 8-9-10). Для детей до 5 лет существуют специальные трубки без раздувной манжетки. Хотя дети бывают разные, поэтому всё индивидуально.
  • Головокружение.
  • Слабость.
  • Озноб. Это нарушение терморегуляции, препараты для наркоза вызывают снижение температуры тела, но сегодня это редкость.
  • Редко тошнота, ещё реже, даже крайне редко, рвота. Тошнота и рвота чаще бывает после операций на брюшной полости, на желудке, кишечнике. Со всеми этими особенностями пробуждения легко справляются анестезиологи-реаниматологи в реанимационном отделении.

Также рекомендуем почитать:  Стол № 8

Особые категории граждан: у лиц, страдающих алкоголизмом, употребляющих наркотики, в послеоперационном периоде довольно часто бывает возбуждение, агрессивность, неадекватная реакция на окружающую обстановку. Но эти реакции напрямую не связаны с наркозом, это, скорее, абстинентный синдром! Купируются достаточно легко седативными средствами и инфузионной терапией, а также симптоматическим лечением.

После операции

Когда вставать после операции? Общее правило — как можно раньше! Не залеживаться! Но конечно же, с разрешения врача. Долгое лежание чревато развитием гипостатической пневмонии, острого тромбоза вен нижних конечностей, пролежней на спине, крестце, пятках.

Описан случай: молодой пациент, 23 года, практически здоров, после обычной неосложненной аппендэктомии лежал на койке и не хотел вставать (ему, видите ли, больно). На третий день все-таки встал. Итог: тромбоэмболия легочной артерии — мгновенная смерть.

Когда можно вернуться после наркоза к обычной работе? Человек после общей анестезии уже через двое суток может выполнять обычную работу, работать со сложными механизмами, требующими концентрации внимания, водить машину! Но выписывают пациента оперирующие хирурги через 7-8 дней, когда снимут швы и заживет рана. Пить после наркоза можно, когда восстановятся рефлексы, нет тошноты и позывов на рвоту.

Есть можно уже на следующие сутки, диета щадящая: нельзя острое, соленое, жареное, консервы, колбасы, алкоголь. Обычно соблюдается диета по Певзнеру.

Как отходят дети после наркоза?

При работе врачей с маленькими детьми также возникают свои особенности:

  • Анатомо-физиологические и психологические (страх перед предстоящей операцией).
  • Трудность контакта с детьми до 3-4-х лет.
  • Повышенная стыдливость у девочек 8-10 лет.
  • Недоразвитие системы дыхания.
  • Повышенная чувствительность к кровопотере и гипергидратации.
  • Несовершенство теплорегуляции. Теплопродукция отстает от теплоотдачи – меньше отношение мышечной массы к поверхности тела.

Дети раннего возраста (до 3-х лет) после внутримышечного наркоза кетамином, который продолжается минут 30-40, просыпаются спокойно через 1-4 часа.

Случай из практики. Я наблюдал мальчика 5-6 лет после внутримышечного наркоза кетамином: когда он отходил от наркоза, то по сути просто был пьян — сидел, пытался ходить, много говорил, веселился, смеялся, пел песни и прочее. Всё легко купировалось внутримышечным введением седуксена. Через 15 минут он стал совершенно хорошенький!

Источник: http://vnarkoze.ru/skolko-othodyat-ot-narkoza/

Как часто в жизни можно делать общий наркоз?

Делать опирацию, или есть другой выход?

Как часто можно делать общий наркоз, вреден ли он, какие последствия возможно ожидать после его проведения, сколько времени они будут проявляться? Все эти моменты до сегодняшнего дня являются предметом многочисленных споров и дискуссий.

Однако в конечном счете, взвесив все за и против, в случае когда общая анестезия является необходимостью, у человека просто не остается другого выбора. И делать наркоз можно столько раз, сколько потребует конкретная ситуация.

Влияние общего наркоза на организм человека

Понятно, что при сложных хирургических операциях требуется проведение анестезии, причем общий наркоз является одним из самых сложных ее видов, требуя достаточно чуткого наблюдения и внимания к пациенту.

Если посмотреть на процедуру другими глазами, то можно отметить, что наркоз представляет собой введение человека в бессознательное состояние, целью которого является полное избавление от болевых ощущений непосредственно во время хирургического вмешательства.

Перед наркозом обязательным моментом является беседа с анестезиологом, который определяет оптимальную дозу и комбинацию анестетиков.

В данном случае большое значение имеет не только сложность операции, но и индивидуальные особенности человеческого организма, учитывается анамнез перенесенных ранее заболеваний, а также наличие хронических недугов.

Бесспорным является и тот факт, что наркоз оказывает негативное влияние и чреват последствиями, так как в данном состоянии организм испытывает дополнительную нагрузку, даже с учетом подбора индивидуальной схемы и использования самых современных препаратов.

Опираясь на многочисленные достоверные источники информации, как зарубежных, так и отечественных исследователей, касательно наркоза, можно утверждать, что во врачебной практике не было упомянуто ни одного случая о возможном сокращении срока жизни человека после применения анестезии.

В качестве примера был проанализирован случай, когда пациенту с ожогом органов желудочно-кишечного тракта пришлось перенести 60 наркозов за два года.

Согласно бытующим в народе кривотолкам, его жизнь должна была бы прекратиться практически сразу после проведения лечения.

Но процесс восстановления прошел довольно успешно, пациент жив уже 10 лет, прекрасно себя чувствует и выглядит на свои 35.

Задачей анестезиолога является в данном случае обеспечение безопасности жизни пациента. В его обязанности входит непрерывный контроль за функциями всех жизненно важных органов, пока больной находится под действием лекарственных средств.

Это необходимо для того, чтобы при малейших сбоях и нарушениях принять все необходимые меры. По этой причине доктора находятся в полной готовности, учитывая возможность возникновения осложнений.

Само состояние ограничивается определенными временными рамками, после чего человек постепенно возвращается к полному сознательному восприятию действительности, а переход в основном происходит более или менее безболезненно, с полным отсутствием дискомфорта при условии удачно проведенной операции.

Разновидности наркоза

Если заводить разговор о том, какое влияние наркоз оказывает на человеческий организм, то можно постараться определиться с темой, основываясь на характеристике наиболее часто применяемых видов общей анестезии. И так как разновидностей наркоза немало, то полностью детальный однозначный ответ получить не представляется возможным.

Итак, при серьезных оперативных действиях, производимых на внутренних органах брюшной полости, применяется вид наркоза с наличием искусственной легочной вентиляции. Когда делается операция на сердце, используют современную методику, стимулирующую процесс кровообращения.

Препараты вводятся внутривенно или при помощи маски с вдыханием воздуха.

В отдельных случаях в качестве дополнительного или основного наркоза делают спинальную анестезию посредством введения лекарства в жидкостный состав, который омывает мозг спины и находится под твердой мозговой оболочкой.

В то время пока анестетик действует, оперируемые участки избавлены от каких-либо восприятий и болевых ощущений, при этом человек находится в неподвижном состоянии.

Эпидуральную анестезию возможно при необходимости продлить. Для этого предусматривается установка специального катетера непосредственно над мозговой оболочкой. Снаружи его крепят к спине, а в случае необходимости вводят через трубку дополнительные обезболивающие препараты.

Особенно эффективен данный метод в послеоперационный период, когда требуется создать больному более комфортные условия, если он начинает испытывать боль.

Следовательно, в том случае, когда операция под наркозом прошла в идеале, то последствия, как правило, должны быть минимальными или отсутствовать.

Учитывая, что данная тема носит противоречивый характер, следует заметить, что такое происходит далеко не всегда. Судя по опросам пациентов, последствия и влияние наркоза на организм человека все же имеют место.

Однако, сколько они продлятся, во многом зависит непосредственно от здоровья человека, от длительности воздействия препаратов, от сложности операции и от того, насколько удачно она была произведена. Кроме того, эти моменты не скажут о возможном количестве воздействий.

К примеру, первый наркоз на состоянии здоровья человека может отразиться слабее или сильнее, чем последующие, или наоборот. Одной из положительных сторон в данном вопросе является то, что такие последствия имеют обыкновение полностью проходить.

Возможные последствия общего наркоза

Пациенты, перенесшие анестезию, в своих рассказах о самочувствии свидетельствуют о проявленных осложнениях.

У некоторой категории людей наблюдается нарушение памяти, причем в разной степени. У одних такие провалы имеют единичный характер, в то время как другие люди начинают отмечать их регулярность и внезапность появления. После перенесенной операции может нарушиться сон.

И такое состояние длится неопределенное время, иногда требуя дополнительного обследования и лечения. Последствия наркоза часто выражаются появлением головных болей, галлюцинаций, речевых и слуховых нарушений.

Последние из перечисленных отклонений, как правило, проходят максимум в течение суток после оперативного вмешательства, хотя и встречаются довольно часто.

Если рассматривать ситуацию детально, то можно определить влияние общей анестезии как нарушения, связанного с функцией головного мозга.

Этим как раз и объясняется временная потеря памяти, появление рассеянности, снижение работоспособности, концентрации внимания и так далее.

Во врачебной практике эти явления не редкость, а в медицинской терминологии они получили наименование когнитивной дисфункции.

Оказание помощи при появлении последствий общего наркоза

Само собой разумеется, что пациенты начинают беспокоиться по данному поводу. Но помочь людям в такой ситуации может только квалифицированная консультация врача-анестезиолога.

Причем от пациента требуется адекватное понимание ситуации и соблюдение спокойствия, поскольку однозначного ответа на интересующие их вопросы по поводу того, как долго это может продолжаться, просто нет.

Вся симптоматика проходит у каждого человека за разные промежутки времени и не представляет собой никакой опасности. Согласно статистике, такие проявления бесследно исчезают максимум через год или чуть позже.

Но они проходят, и сохранение нервной системы играет в процессе немаловажную роль. А это уже напрямую зависит непосредственно от самого человека. Спокойный и умеренно позитивный настрой — все, что требуется от больного в данной ситуации.

По мнению ученых, от выбора того или иного препарата сами нарушения, связанные с работой головного мозга, не зависят, так же как и от длительности воздействия препаратов. Основная причина кроется в недостаточном снабжении кислородом сосудов головного мозга, что происходит при перепадах давления или общего кислородного голодания.

Итак, можно констатировать, что наркоз при хирургических операциях является необходимостью, которая в немалой степени способствует восстановлению человеческого организма и безболезненного прохождения адаптационного процесса в период заживления ран.

Источник: https://prooperacii.ru/anestezija/narkoz/kak-chasto-mozhno-delat-obshhij-narkoz.html

Как долго отходят от общего наркоза?

Делать опирацию, или есть другой выход?

Каждый человек, которому предстоит пройти оперативное вмешательство под общим наркозом, испытывает естественное беспокойство и любопытство.

Волнения эти объяснимы, так как даже сегодняшние передовые достижения медицины не дают возможности предугадать на все 100% последствия, как самой операции, так и общего наркоза.

У людей индивидуальная переносимость анестезии, которая действует на всех по-разному, поэтому нельзя предугадать какие именно ощущения будет испытывать пациент после анестезии.

Как может повлиять общий наркоз на организм, и каким будет выход из него, зависит от целого ряда факторов:

  • возраст;
  • состояние гормонального фона;
  • наличие хронических заболеваний;
  • правильная подготовка к операции;
  • наличие вредных привычек;
  • аллергические реакции.

Каждый человек по-разному переносит общий наркоз

Большая степень ответственности ложится на плечи анестезиолога, который должен тщательно изучить медицинскую карту пациента, сделать правильный выбор относительно анестезирующих препаратов и способа их введения.

Врач-анестезиолог обязан провести с пациентом беседу о правильной подготовке организма к предстоящему хирургическому вмешательству.

На вопросы больного о том, сколько времени и как именно он будет отходить после общего наркоза, врачу следует дать самый полный ответ, не скрывая вероятность развития осложнений.

Важно помнить, что погружение в медикаментозный сон под общим наркозом – это оправданный риск. Однако опытным путем доказано, что при правильной подготовке пациентом собственного организма к операции, анестезия действует надежно и выход из нее не сопровождается тяжелыми симптомами.

Плюсы и минусы общего наркоза

Притом что выход из состояния наркоза зачастую неприятен, эта процедура необходима. Анестезию широко используют во многих областях медицины.

В течение операции, человек, пребывающий в состоянии искусственного сна, не испытывает боли и лежит на операционном столе неподвижно, обеспечивая врачам-хирургам идеальные условия для работы.

Отсутствие многих рефлексов, расслабленные мышцы и душевное спокойствие больного, дают специалистам возможность сделать эффективно и качественно даже самые сложные манипуляции.

Общий наркоз имеет ряд преимуществ, из-за которых он незаменим во время хирургического вмешательства. Человек, находящийся в глубоко заторможенном состоянии, получает защиту от болевого шока, который иначе нанес бы непоправимый урон его физическому и психическому здоровью. Отсутствие чувства паники и страха благотворно для самого пациента и для тех, кто его лечит.

Общий наркоз помогает врачам спокойно провести операцию

Перед предстоящей операцией необходимо побеседовать с анестезиологом, которому следует рассказать обо всех имеющих место страхах.

В недавнем прошлом для обеспечения медикаментозного сна применялись высокотоксичные препараты. Однако сегодня в развитых странах используются только щадящие для организма анестетики.

задача пациента – не скрывать от анестезиолога информацию, которая может иметь значение при выборе препарата-анестетика.

Ложный стыд о перенесенных в недавнем прошлом заболеваниях или о приеме запрещенных препаратов, приводит к печальным последствиям.

К минусам выхода из искусственного сна относится то, что после наркоза возможны следующие неприятные ощущения:

  • галлюцинации зрительные;
  • галлюцинации слуховые;
  • тошнота;
  • рвота;
  • боли в желудке;
  • головные боли;
  • сильная сухость во рту;
  • боли в горле;
  • ощущение сильной усталости.

В каждом случае существуют способы снизить риск развития неприятных симптомов после анестезии. Для этого важно честно следовать рекомендациям анестезиолога перед операцией. На все вопросы врача нужно давать исключительно правдивые ответы. При соблюдении этих условий и правильно подобранной лекарственной комбинации, пациенты отходят после наркоза быстро и без осложнений.

Как выходят из наркоза?

После операции люди отходят от общего наркоза индивидуально и непредсказуемо. Сколько времени длится этот период, каждый раз зависит от конкретных обстоятельств.

Одни пациенты выходят из искусственного сна через несколько минут после окончания операции. Они уже по истечении получаса приходят в сознание, а через час делают первый глоток воды.

Другие больные отходят от общего наркоза часами, испытывая при этом не самые приятные переживания в жизни.

Состояние человека после наркоза зависит от ряда факторов

Сколько времени займет отход от анестезии после операции, зависит от ее вида и длительности.

При несложных хирургических вмешательствах, если позволяет состояние организма пациента, анестезиолог «будит» его после операции прямо в операционной.

В этом случае, уже через 5 или 6 часов пациент приходит в себя. Он способен съесть жидкий бульон, общаться с другими людьми и даже самостоятельно передвигаться.

Выход из наркоза часто сопровождается чувством сильной боли в травмированной в ходе хирургического вмешательства области.

Больным следует сообщать обо всех болевых симптомах, имеющих место при выходе из этого состояния. Нет никакой необходимости терпеть и мучиться.

Предупреждение о переносимых ощущениях позволит медикам своевременно купировать чрезмерную боль и поможет сделать отход от анестезии менее тяжелым для организма.

Что делать во время длительного выхода из наркоза?

Хирургические операции имеют плановый характер. Человек, которому назначено такое вмешательство, получает от врача достаточное количество времени для самой тщательной подготовки. От качества этой подготовки во многом зависит то, как долго и как именно пациент будет выходить из наркоза.

https://www.youtube.com/watch?v=Gke74o8Bg0k

Большинство людей, оперированных под общим наркозом длительное время (от 3 часов), приходят в себя в течение 1–3 суток с момента прекращения действия анестезирующих препаратов. Так как одни и те же анестетики по-разному действуют даже на больных с похожим анамнезом, вероятность точного определения времени низка, но сделать приблизительные расчеты можно.

Пока пациент выходит из бессознательного состояния, он периодически приходит в сознание. В эти минуты медработник задает больному вопросы о самочувствии, на которые важно отвечать без стеснения. Нет необходимости терпеть боли, сильную тошноту или рвотные рефлексы, так как медицина обладает достаточными способами коррекции этих проблем.

Перед операцией и после нее, человек испытывает неконтролируемое чувство страха. Однако бороться самостоятельно с паникой не следует. При наличии навязчивых переживаний, еще до начала операции необходима консультация психолога.

Если родственники больного принимают участие в его судьбе, им тоже нужна беседа с психологом.

Поддержка родных, при грамотном сопровождении, поможет пациенту подготовиться к предстоящему хирургическому лечению и позволит ему легче перенести последствия наркоза.

Источник: http://NarkoZzz.ru/rekomendatsii/skolko-otxodyat-ot-narkoza-posle-operacii.html

Искривление носовой перегородки и операция – как это было

Делать опирацию, или есть другой выход?

Раз уж в последнее время всё идёт наперекосяк и проблем становится больше, я решил подкинуть ещё немного дровишек в огонь и рассказать о том, что произошло со мной пару лет назад.

Уже из названия становится понятно, что это была очередная проблема со здоровьем. Нечто подобное я уже публиковал на одном из форумов, как только выписался из больницы, так что уникальным на все 100%  контент вряд ли получится, однако думаю, он окажется довольно интересным.

В принципе, искривление носовой перегородки не такая уж и редкость на сегодняшний день, чуть ли не каждый пятый рано или поздно сталкивается с этой проблемой, однако я никогда бы не подумал, что это коснётся и меня.

Что бы было внести немного конкретики, начну, пожалуй, с самого начала.

  • До операции
  • Операция
  • После операции
  • Вдох полной грудью (статья)

До операции

Вроде бы это было и не так уж давно, а вот вспомнить точную дату никак не получается – было что то в районе января-февраля месяца. На улице холодно, лежал снег, погодка так себе и в один из таких «прекрасных» дней я заболеваю – простудился.

Вроде ничего необычного – всё как всегда, небольшой озноб, температура, насморк и кашель, думаю, каждый хоть раз с этим сталкивался.

Подлечился как обычно, чаёк с травками, малиновое варенье, порошок от простуды и так далее – всё нормально, но вот нос все ровно постоянно закладывало.

С каплями я отходил примерно с месяц и лишь потом поехал к врачу, потому что это уже начало настораживать – как говорится, простуда проходит сама за 2 недели, а с дополнительным лечением за 14 дней, хочешь не хочешь уже должно было всё пройти.

Врач, не разбираясь в чём дело, прописывает мне другие капли и отправляет на физ. процедуры (прогревания там и всё такое) – поначалу стало немного легче, но потом все ровно нос заложило.

Я пошёл к врачу ещё раз, и теперь он прописывает мне капли подороже – безрезультатно.

Так я промучился ещё месяца два и тогда пошёл уже к другому врачу. Рассказав ему, о том, что со мной уже проделывали, этот врач отправляет меня на лазер – вот, мол, это дорогое лечение, но вам по направлению бесплатно и оно обязательно поможет.

– Спасибо

– Не за что

Действительно не за что, в очередной раз мимо – лечение не помогло! Прихожу снова – теперь мне предлагают принимать гормональные капли и таблетки, дескать, это именно Ваш случай и по-другому, увы, никак. Деваться особо некуда, пришлось отвалить кучу денег.

После курса такого лечения результата по-прежнему нет. У меня сложилось впечатление, что врачи пытаются методом «научного тыка» выяснить, чем я болен и понятия не имеют как мне помочь.

Какое-то время я не прибегал к услугам врачей и продолжал, пользовался каплями, которые хоть как то облегчали моё дыхание. Дальше больше, из-за проблем с носом я даже начал храпеть по ночам – этого ещё не хватало. Дошло до того, что приходилось даже просыпаться среди ночи, что бы принять «очередную дозу» лекарства.

Спустя несколько месяцев я снова решил прибегнуть к помощи здравоохранительных органов, так как это уже ни в какие рамки не лезло.

Сходил к лору и потребовал направление на полный осмотр или в больницу другого города раз они ничего сделать не могут.

Опуская некоторые детали, выяснилось, что мне поможет только операция – нужно было ломать носовую перегородку, которая была у меня, как оказалось искривлена.

Как так, КАК? Как я дышал 24 года нормально, а тут у меня вдруг кривая перегородка и дело всё именно в ней? Я был возмущён и не мог в это поверить, или не мог с этим смириться, если так будет угоднее.

Прежде чем лечь в больницу, требовалось обойти кучу врачей от А до Я, параллельно даже пришлось заняться зубами, залатать имеющиеся дырки и только после этого, со всеми необходимыми анализами я отправился в другую больницу, где меня должен был осмотреть доктор, который будет проводить операцию.

На этот раз повезло – угадали! Женщина, которая осматривала меня, подтвердила необходимость проведения хирургической операции и всё подробно мне рассказала.

Я думал, меня уложат в тот же день, но оказалось, что в палатах лор отделения не было свободных мест и сие мероприятие пришлось перенести на неделю. В принципе я был этому рад, так как ещё не был готов и оснащён по последнему слову техники.

Тем же вечером я созвонился с несколькими знакомыми, раздобыл ноутбук и 3G модем для своего «путешествия»,  что бы можно было оставаться на связи и хоть чем-то себя занять.

Операция

Неделя пролетела незаметно.

Как только я приехал в больницу, даже не успев дойти до койки в общей палате, мне сразу же сделали 2 укола в пятую точку (задницу) – даже сообразить ничего не успел.

Пока ещё находясь в сознании, я решил проконсультироваться, что да как, и узнать есть ли в их отделении платная палата, в надежде переселиться, что бы никому не мешать со своим ноутбуком и ночными посиделками в интернете.

А ещё говорят, чудес не бывает – платная палата освободилась буквально за час до моего приезда.

С небольшим трудом и уже затуманенным сознанием после уколов, я перебрался в свою новую обитель на ближайшие дни как, не успев разложить всё по полочкам, за мной пришли и на каталке повезли в операционную. Прошло меньше часа с момента моего появления, а меня уже везут на операцию – неожиданно.

В предоперационной комнате, медсестры надели на меня стерильный халат, шапочку на голову и, напялив бахилы на ноги, меня потянули дальше.

В операционной была довольно прикольная атмосфера – когда меня туда привезли, врачи рассказывали друг другу весёлые истории, жаловались друг другу на рост цен, продолжающийся довольно длительное время, в общем, сложилось такое впечатление, как будто меня там вообще и не было.

Меня переложили с каталки на операционный стол, завернули руки под задницу и принялись ковыряться в моём носу. Сделали местное обезболивающее – первый укол был сделан непосредственно в носовую перегородку и он был довольно болезненным, зато потом уже ничего не чувствовалось. Кололи ещё несколько раз в разные места, и в общей сложности сделали порядка 5-6 уколов.

Практически сразу мне начали удалять околоносовые пазухи (раковины) – именно они у меня постоянно воспалялись и не давали полноценно дышать. Учитывая что меня обкололи как только могли, боли не чувствовалось вообще, однако как их вырезали специальными ножницами я прекрасно слышал и этот звук, это ощущение было далеко не самым приятным.

По всей видимости, с одной стороны началось сильное кровотечение, так как врачам пришлось даже ещё 3 шва наложить – было прикольно наблюдать, как меня штопают нитками.

Эта процедура в среднем заняла порядка 10-15 минут, врачи постоянно общались со мной, интересовались моим самочувствием и единственное на что я обратил внимание – это учащённое сердцебиение. Адреналин – его добавляли к обезболивающему, так что это нормальное явление, объяснив это мне, врачи принялись ковыряться в моём носу дальше.

Опуская некоторые детали, и заранее предупредив о том, что меня сейчас ожидает, с помощью небольшой стамески и молоточка мне сломали носовую перегородку.

Боли снова не было, но этот хруст был ещё противнее, чем звук отрезаемого мяса, о котором я уже практически забыл. Одна из помощниц крепко держала в руках мою голову, а самый главный доктор неторопливо прикладывал стамеску и стучал по ней специальным молоточком.

Было похоже на то как ломаются косточки, когда потрошишь курицу – да да, именно такой звук.

В целом, что бы исправить искривление носовой перегородки хватило несколько таких подходов – даже сам врач удивился, что всё оказалось намного проще, чем она ожидала.

Вроде бы вот уже и всё, но не тут то было – прежде чем остановиться на достигнутом, после вырезанных носовых пазух и устранения искривления, где-то вдалеке замаячил полип (это что-то вроде нароста или опухоли), от которого тоже было необходимо избавиться.

Доктору понадобились дополнительные инструменты, а пока их подготавливали, меня решили поднять, что бы я смог откашляться, потому что я начал сильно похрипывать – в глотке скопилось много крови.

Удалить полип удалось довольно быстро, с помощью какого-то инструмента, можно сказать на него накинули петлю и, затянув ее, его отрезали прямо у меня в носу. Блин, откуда там столько места? 🙂

В каждую ноздрю мне запихнули примерно по 1 метру бинта, плотно утрамбовав его, что бы остановить кровотечение. Тогда уже было можно подняться и посмотреть на “части тела” которые из меня вырезали и всё что я смог сделать, глядя на это – только похохотать.

Кстати ещё я упустил, что где-то в самом начале мне удалили какой-то шип – это что-то вроде кости в носу, которая “не нужна”. Процедура его удаления похожа на то, как будто вытаскиваешь плоскогубцами из деревяшки забитый гвоздь – ощущение тоже незабываемое.

Окинув взглядом и даже с разрешения потрогав некоторые из «запчастей», операция была закончена. Усадив на каталку меня, повезли в палату. В общей сложности операция длилась порядка 30-40 минут, и всё это время я находился в полном сознании и видел, что со мной делали.

Операция закончена!

После операции

Перевозя в палату, меня предупредили о том, что по возможности нужно отдохнуть и о том, что необходимо воздержаться хоть какое-то время от активных действий и прогулок.

 Само собой я не мог не поинтересоваться, как обычно всё это происходило с другими пациентами, и был немного удивлён, когда узнал о том, что один из перенёсших такую же операцию через 15 минут самостоятельно пошёл на обед в столовую.

В целом, моё самочувствие было более чем удовлетворительным, и уже через 20-30 минут я был онлайн и транслировал с помощью веб-камеры свою “красоту” всем кому не лень.

Конечно, в повязке ничего толком видно не было, тем не менее, выглядело довольно забавно.

Через час после операции начался обед и все потихоньку двинулись в столовую, а так как у меня была платная палата, мне его принесли прямо в кровать – сервис!

Дальше интереснее – кровь не останавливалась 3 дня, повязки постоянно были красными хоть и менялись довольно часто.

Когда доставали метровые бинты, которыми забили после операции всё, что только было можно, кровь хлестала не хуже чем в фильме “Убить Билла” – реально, я захлёбывался своей кровью. Из носа лилось как из крана – брызгало так, что на расстоянии одного метра всё вокруг было залито кровью, а я даже не успевал проглатывать то, что заливалось ко мне в глотку.

При виде этого, все врачи, находящиеся в смотровой комнате сразу начали носиться вокруг меня как угорелые, и в конечном итоге остановить постоянно сифонящую кровь так и не удалось. Трудно сказать, сколько крови я потерял в тот момент, но судя по бледному оттенку моего лица, хорошего в том, что произошло, было мало.

В ускоренном режиме, мне снова напихали бинтов «по самое не хочу», и отправили в палату. Буквально через минуту ко мне прибежала медсестра и поставила 2 капельницы по 200 мл с «капронкой» или выражаясь научным языкам – аминокапроновой кислотой. Её полное название я узнал в своей палате, как только добрался до ноутбука – какая же полезная штука этот интернет.

*Аминокапроновая кислота (капронка) – широко известна как кровоостанавливающее средство.

Пожалуй, эта процедура – единственное, что меня напугало во всей этой истории с операцией и заставило какое-то время поволноваться. Даже не буду скрывать, вечером второго дня я не удержался и со словами «за что мне всё это» у меня начали наворачиваться слёзы на глазах – не знаю, был это испуг, паника или что-нибудь ещё, но факт остаётся фактом.

На следующее утро процедура с извлечением бинтов снова повторилась, и её исход был аналогичным, как и в предыдущем случае – море крови, паника, снова бинты. В общей сложности это мероприятие пришлось повторить 4 раза, прежде чем раны хоть как-то затянулись и перестали кровоточить.

На четвёртый день, с самого утра вместо длиннющих бинтов мне всунули в нос тампоны с перекисью водорода и глицерином, а после очередного осмотра врачом, который проводил операцию, она сказала, что после обеда я могу собираться домой!

Этой новостью я был очень доволен и потихоньку начал собираться – с детства не люблю больницы и если есть возможность избежать присутствия в таких учреждениях я только За. Другое дело на дневном стационаре – приехал с утра, сдал всё что надо и свободен, но, увы, не в этом случае.

Я даже не мог себе представить, что со мной такое могло произойти, просто в голове не укладывается.

Но главное что после операции мне стало намного лучше и нос потихоньку начал меня радовать – без капель!

Конечно, это далеко не всё что я хотел написать, но думаю, даже этой информации уже должно хватить с головой. Например, я нигде не упомянул о том, что трижды в день мне делали по 2-3 укола, и к четвёртому дню моё мягкое место уже было исколото и напоминало сито.

Хоть и не произошло ничего страшного, лучше всё-таки не болеть.

Кстати, я только что вспомнил что выписали меня за пару дней до популярной в своё время даты 11.11.2011 – магический день, в который было нереально большое количество всевозможных происшествий и мероприятий.

Получается, со дня проведения операции прошло примерно полтора года.

Продолжение читайте в статье Вдох полной грудью.

Источник: https://10kilogramm.ru/iskrivlenie-nosovoy-peregorodki-i-operacija-kak-eto-bylo.php

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.